Banner
ВЕЛИКОЕ ОЛЕДЕНЕНИЕ
This is my site Автор Андрей Мажоров, опубликовано 21.04.2018 – 10:21 пп

Памяти А.Н. и Б.Н.Стругацких

— … Дальше К-5431 понес уже совершенную и бессмысленную чепуху. Он сообщил об огромных снеговых полях, окруживших Империю по всему ее периметру, о беспредельном синеющем небе с загадочными всполохами света, об исполинских грудах предметов непонятного назначения и о других своих видениях. Он все время кричал о какой-то Зоне. Причем по открытой связи. И еще… Простите, Экселенц…


— Ну, — нетерпеливо и недовольно промычал К-1, не поднимая воспаленных глаз.
— Он сообщил о какой-то нестерпимой… вони.
— О чем?
— О вони.
В бункере Абсолютного Совета повисло тягостное молчание. К-1 забарабанил пальцами по столу.
— Что показал химический анализ? – все так же, ни на кого не глядя, негромко проговорил он.
Над столом возвысилась согбенная фигура директора секретной лаборатории Его Императорского Величества, Великого Алхимика К-115.
— Экселенц, — сурово откашлявшись, начал он. – Источник так называемой вони, действительно зафиксированной нашими внешними детекторами – продукт распада значительных запасов органики явно земного происхождения. О боевых отравляющих веществах речи не идет.
— И на том шпасибо, — прошамкал Старейший Великий Заместитель К-2. Впервые Лидер Нации поднял глаза и тяжело уставился на сухенького – в чем только душа держится – ядовитого старикашку. Тот был настолько глуп, что даже не понял высочайшего раздражения.
— А эти… как их… шнеговые поля? – продолжил он шамкать, жуя трясущиеся губы, — это действительно шнег или, не приведи Бог, шнова какой-нибудь Ведьмин Порошок?
— Это обычный снег, мудрейший К-2, — с почтением поклонился Алхимик.
— Разве я давал здесь кому-то слово? – мучительно тихо проговорил К-1. – Разве не я, следуя Великому Промыслу Святой Конституции, веду здесь чрезвычайное заседание Абсолютного Совета? (Голос К-1 начал крепнуть, усиливаться, поднимаясь все выше по октаве). Или вы, Старейший Великий Заместитель К-2, желаете занять мое кресло? Осуществить, так сказать, свои вековечные мечтания? Так прошу вас, сделайте одолжение! Охрана!!! (К-1 перешел на визг и вскочил на ноги, отшвырнув кресло).
Рядом с Лидером Нации мгновенно, как бы из воздуха, сконденсировались два квадратных облома.
— Возьмите этого… Да прямо вместе со стулом возьмите этого… выдающегося политического деятеля современности и перенесите его на председательское место! – оглушительно, трясясь всем телом, ревел К-1. – И пусть он… Да-да, именно он, единолично решает судьбу Отечества и отчитывается потом перед народом! Вопросы он тут еще… задает!
Приказ был молниеносно исполнен. Члены Абсолютного Совета потрясенно молчали. Они еще никогда не видели своего вождя в таком исступлении. Под креслом К-2 растекалась лужа, но старик боялся даже пошевельнуться. К-1 тихо, по-кошачьи ступая, приблизился к огромной карте Державы, под которой по стойке «смирно» вытянулся докладчик — Начальник Имперской Контрразведки К-3.
— Продолжайте, господин генерал, — буркнул вождь.
— Слушаюсь! – К-3 взбодрился, повел плечами, но тут же, как-то странно ссутулившись, выпучил глаза и едва слышно сказал:
— Далее – конфиденциальный раздел, Экселенц.
— А у меня нет секретов от Абсолютного Совета, — разводя руки в стороны, раздраженно произнес К-1. – У нас пока еще демократия. И свободная страна. Говорите, говорите, мы все вас с удовольствием послушаем…
Говоря это, К-1 медленно пошел вдоль стола, неслышно ступая по ковру.
— Далее, Экселенц, — собравшись с духом, продолжил К-3, — разведчик К – 5431 сообщил о приближении к нему колоссального неведомого чудовища. Он почему-то назвал его Кракеном.
— А, ну да, ну да, — пробормотал К-1. – Слыхали… Казарменные страшилки! Кракен, как же… Когда я был курсантом, мы им тоже наших дамочек пугали. Помнишь, Эльмира?
Сидевшая до этого неподвижно, словно каменная баба, пышнотелая и буйноволосая К-6 оживилась, залилась румянцем и выпалила:
— Ха! Помню ли я? Можно ли такое забыть?
За столом обозначилось легкое движение. Похоже, Большой Гнев миновал.
— Кракен – герой национального эпоса, — осторожно подпустил Министр Культуры и Исторической правды. – Летописи упоминают об этом звере, водившемся у границ Империи в достопамятные времена. Сохранились даже его изображения.
— Ну и что же, этот самый Кракен? – саркастически вбросил К-1.
— К-5431 успел передать, что, когда это чудище, рыча и извергая потоки отвратительной зловонной жидкости, нависло над ним, ему не оставалось ничего другого, как ухватиться за его шерсть и спрятаться в ней.
— Слава Империи, — негромко сказал К-1.
— Разведчикам – слава! – нестройно и глухо откликнулись члены Совета.
— Плохо отвечаете, — злобно уронил К-1. – Вот вы, например… госпожа Министр Здравоохранения и Ювенальной политики. Я не слышу в вашем голосе подобающего восторга, в чем дело?
— Вечно она, Экселенц, — неожиданно донеслось со стороны державной карты. – Вечно она… это самое… с фигой в кармане. Пятая колонна, натурально! Никакого уважения к разведчикам.
— Эти ваши разведчики, — взвизгнула К-636, она же Министр Здравоохранения, — которую ночь возвращаются из рейдов в стельку пьяные! Просто лыка не вяжут, выполняя, между прочим, важнейшую Государственную программу! Разрешите, Экселенц?
К-1, посмеиваясь, махнул рукой. Главная докторша встала и высказалась от души:
— Благодаря вам, мы, слава Демиургу, приняли спасительную программу Опоры На Собственные и Ближние Ресурсы. Дальние походы приостановлены, ну, это и понятно – средств не хватает, бюджет не резиновый. Но нельзя же доводить до абсурда! Эти ваши разведчики – я не знаю, где их по ночам носит – стали, недолго думая, приносить такую Субстанцию, что ее даже в Имперских столовых нельзя использовать. Не говоря про детские сады и школы! За последний месяц – пять случаев массового отравления. И это – только в одной Метрополии! Что же говорить о провинции!
— Госпожа Министр Здравоохранения, — содрогаясь от ненависти, начал Главный Контрразведчик, — я не позволю вам клеветать на наши доблестные Добывающие Вооруженные Силы! Они делают все, что могут! И не виноваты в том, что этот ваш Демиург, Отец, понимаешь, Кормящий, может, сам запоем горькую пьет, поставляя никуда не годный суррогат!
— Менять их надо, таких Демиургов, — неожиданно прошамкал К-2, уже и забывший по старости о пережитом недавно ужасе и посрамлении, — мало их, что ли, во Вшеленной — Отцов-то Кормящих…
— Что я слышу? – стукнув посохом, трагически вскричал Верховный Жрец, Пресветлый К-13. – Вы ли это, Мудрейший Вечный Заместитель К-2? Какой неслыханный цинизм сквозит в словах ваших! Цинизм и отвратительное язычество, не сказать хуже! Наш Демиург – един и неделим и во времени, и в пространстве! Ему поклоняемся мы от века! Вы же, ничтоже сумняшеся, проповедуете ересь! Вы – безбожник, господин Жандарм!
— Тихо! – рявкнул К-1. – Оставьте беспредметные теософские споры, господа. Не ко времени, воля ваша. Сейчас вопрос стоит ребром: либо мы отдаемся во власть голода и холода и погибаем, либо ищем способ национального спасения. Что же касается Демиурга… Бог с вами, Пресветлый! Пусть даже он и пьет запойно, пусть даже и поставляет денатурат вместо Благодатной Субстанции – главное, что все еще поставляет. Не до жиру, госпожа Министр Здравоохранения! Кстати, если он и пьет – то это народу нравится. Это соответствует нашему генетическому коду. Ничего страшного. И вообще… Я его понимаю. Ему нелегко, он обо всех нас думает. И денно, понимаешь, и нощно. Трудно быть… богом.
— Великий! – молитвенно вздрогнул пресс-секретарь, сидевший ошую К-2. – Позвольте, я внесу столь глубокий афоризм в пресс-релиз о Спасении Нации? Или поставлю в заголовок?
— Валяй, — благосклонно сказал К-1. – Только без этих твоих дурацких комментариев. Пиши просто и доступно: состоялся, мол, пленум Абсолютного Совета, на котором принята программа спасения нации. Несмотря ни на что… все, как один… в едином порыве. И так далее. Только никаких обещаний! Ты меня понял? Выполняй потом с вами… В общем, покажешь.
К-1 державно прошествовал к председательскому месту. Старикашка Вечный Заместитель тут же вскочил, и, придерживая мокрые штаны, мелко и быстро кланяясь, задом удалился в конец стола.
— Продолжай, разведка, — отнесся вождь к К-3. Тот обстоятельно откашлялся.
— Последнее, что успел сообщить К-5431, это то, что Кракен, совершая гигантские прыжки, понесся вместе с ним в сторону каких-то Исполинских Неведомых Гор, где угодил в Зияющую Расщелину, наполненную адским зноем и запахом свежей Благодатной Субстанции. На этом связь прервалась.
— Так этот ваш разведчик нашел еду? – быстро спросила супруга Вождя. Ноздри ее раздулись.
— Я давал тебе слово, женщина? – рявкнул К-1. – Твое дело – сидеть и благоговейно молчать!
— Да, мой господин, — смиренно отозвалась К-13.
— Я хочу знать, что думает Церковь, — веско сказал К-1. – Как нам спастись, отче? Что говорят Божественные Источники? Да сидите уже, сидите…
— Пять тысяч лун тому назад, — начал Великий Жрец, оглаживая пышную седую бороду, — твой народ, Мудрейший К-1, уже переживал подобный катаклизм. Имя ему – Великое Оледенение. Никто не мог постичь причин катастрофы, поскольку сие – промысел Сил Небесных. И вот тогда, Вождь-Основатель, Бессмертный прародитель ваш – К-Говорливый – и совершил свой подвиг. Он собрал немногих уцелевших воинов, в середину войска поставил детей и женщин, и повел народ свой к Дальним Пещерам. Там все они нашли приют и защиту, впали в летаргический сон, оставив на страже лишь троих Братьев Отшельников, питавшихся амброзией и молитвой. Много лун спустя, когда, наконец, на землю пришло Живительное Тепло и Великий Демиург, смилостившись, послал им Нового Отца Кормящего, Отшельники пробудили народ твой. И встали, и пошли, и стали строить селения, заводить науки и искусства, прирастать новыми колониями, укрепляя сношения с другими странам и народами, наращивая беспрестанно мощь экономическую и военную. Империя достигла столь высокого уровня, что без особых потерь пережила и Эпоху Кислотных Дождей, и Эру Утопического Террора, и Десятилетие Повального Голодомора. Мы выжили! Спасемся и сейчас, если обратимся к бессмертному творческому наследию прародителя нашего. Итак, помолимся!
К-1 долго молчал. Члены Абсолютного Совета, сложив ладони и закрыв глаза, предались молитве. Спустя положенное время, вождь произнес:
— Быть по сему. К утру жду от правительства конкретных предложений по тотальной эвакуации. Прошу предоставить детальную карту отхода к Дальним Пещерам. Прошу также обеспечить надежное пищевое и лекарственное довольствие. Министру двора предоставить кандидатуры на пост Отшельников. Все. Заседание Совета считаю закрытым. Прошу задержаться Начальника Контрразведки.
К-1 пристально смотрел на свою элиту, теснящуюся у дверей бункера. И только когда они захлопнулись за последним из членов Абсолютного Совета, повернулся к К-3, все еще стоящему у карты Империи. Вождь тяжело вылез из-за стола и подошел к ней.
— Ну, показывай, — неожиданно человечно сказал он.
— Простите, Экселенц, — вспотел генерал, — не понял – что показать.
— Ну, это… Где твой боец Кракена оседлал?
— Вот здесь, Мудрейший, — К-3 ткнул в карту указкой.
— Понятно… Запасной выход?
— Ну да, совершенно секретный отход за кордон. Знает только спецназ.
— Так вот слушай сюда, — К-1 неожиданно схватил генерала за плечо и стал говорить ему прямо в лицо свистящим горячим шепотом. – Через час мы с тобой отправляемся к этому выходу. Только ты и я, понял?
— Понял, — одними губами повторил Начальник Контрразведки.
– Я ведь знаю, что связь не прервалась, — шипел Вождь. — Так или нет?
Генерал побелел.
— Так, — выдохнул он, зажмурившись.
— Без меня захотел уйти, сволочь? Передай своему герою, чтобы ждал в условленном месте. Все начинаем сначала.

***

Сизый от бесконечного запоя, грязный и вонючий бомжик Керя тыкал палкой в мусорном баке на помойке.
— И не стыдно тебе, Керя, — недовольно говорил на это пенсионер Иван Степанович Луговой, степенно шествовавший мимо по тропинке среди сугробов из ближайшей «Пятерочки». – Ты же еще совсем молодой мужчина. Иди работай! Ничего ты тут путного не наковыряешь.
— И не скажи, Степаныч, — отвечал на это бомжик Керя сиплым пропитым голосом. – Здесь завсегда можно отыскать чего-нибудь… для жизни и пропитания. Да вот, хотя бы, — Керя повел палкой в сторону выставленного на помойку старого потертого дивана. – Мебеля стал народ выкидывать. Совсем новый диван, ну… Оборзели граждане совершенно. Я его себе в каптерку заберу. Вот мужики подойдут, и сволокём как-нибудь.
— Не советую, Керя, — отвечал на это Иван Степанович. – Ой, не рекомендую.
— Это почему же? – насторожился Керя.
— А потому, что это я диван выбросил. Принял, понимаешь, радикальное решение, как она ни вопила. И ведь сколько лет боролся: и химией травил, и порошок «Машенька» сыпал, даже на балконе зимой вымораживал. Ничего не помогало! Живучие, сволочи… И хитрющие, что твои англосаксы! Так что, Керя, возродил я, прямо сказать, для них смертную казнь.
— Они, что ли? Доисторические?
— Они самые. Умные, бестии… Только со злом, Керя, надо бороться решительно и бескомпромиссно. Как, понимаешь, с исламским терроризмом. Так что, не советую, Керя, я тебе его забирать. Его сжечь надо. Со всем содержимым.
Огласив приговор, Иван Степанович чинно проследовал к своей парадной. А бомжик Керя нагнулся над диваном и вдруг, у одной из дырок, заметил двух жирных лоснящихся клопов, замерших в каком-то, можно сказать, почти человеческом недоумении.
— Оголодали, суки, — удивился Керя на такую вопиющую наглость. – Совсем страх потеряли…
С этими словами бомжик раздавил клопов и брезгливо вытер палец о грязную штанину.

Апрель 2018 г.

Опубликовано в рубрике  

Ответить